traktor_sport

traktor_sport 13 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категория:

О гиде и о том, как мы изучали малагасийский язык

Я уже несколько раз по ходу своего рассказа упоминал о гиде-водителе. Настало время с ним познакомиться.  Ведь он внес очень большой вклад в то, что мы все-таки поехали на Мадагаскар, и что наша совместная поездка была столь насыщенной, интересной и увлекательной. Я все время пишу через дефис гид-водитель, потому что мне до сих пор сложно выделить ту его роль, которая была бы для нас важнее. 

Не могу сказать, что у нас большой опыт путешествий именно с гидом и водителем. Во время нашего путешествия на автомобиле по Яве у нас были оба. Роль гида сводилась к тому, чтобы следить за последовательностью выполнения программы поездки и поддерживать с нами незамысловатый диалог при необходимости. Индонезийский водитель же английским языком не владел совсем, ездил очень быстро и местами, как нам казалось, безрассудно, и запомнился нам благодаря странному движению головой, которое сопровождалось жутким хрустом шейных позвонков. Нет, были и другие водители, но они ничем не запомнились, да и расстояния, которые мы с ними преодолевали, были не столь масштабными.

При планировании маршрута я изначально склонялся к тому, что мы возьмем автомобиль напрокат, и я буду выполнять роль водителя, а гидами мы будем выступать по очереди. Но прочитав отзывы других путешественников на форуме Винского, я уже не был столь уверен, что справлюсь. Дело в том, что автотранспорт на Мадагаскаре, мягко говоря, не новый, состояние дорог можно оценить нецензурной фразой: «… в степени ужас». В этом мы убедились лично, совершив наш марш-бросок на север этого островного государства. Узкие дороги с большим количеством ям. В темное время суток по ним стараются не передвигаться. Для выбранного маршрута нам требовался автомобиль с полным приводом и увеличенным дорожным просветом.

Местное шоссе
Местное шоссе
Грунтовая дорога в Красные "цинги"
Грунтовая дорога в Красные "цинги"

Вторая не менее важная причина состоит в том, что мы не говорим по-французски. Совсем. Конечно, за полгода до поездки можно было бы подучить язык хотя бы немного, но небольшие сомнения в целесообразности этого были. У нас отсутствовала уверенность, что там нас смогут понять, как и, наоборот, мы сможем понять французский говор местных жителей. А то, что в глубинке Мадагаскара в случае чего придется общаться с аборигенами, не говорящими по-английски, сомневаться не приходилось. 

Так мы пришли к пониманию, что нам нужен гид и водитель. А лучше один человек, который сможет выступить в обеих ипостасях. Его мы нашли все на том же форуме Винского в теме про Мадагаскар. Ключевым фактором было его знание английского языка. Гида звали Мами (Mamy), что, как мы узнали позже, можно перевести как «сладкий». Почему он получил именно такое имя/прозвище, я уже плохо помню, и супруга тоже не смогла восполнить этот пробел в воспоминаниях. 

Во время просмотра отснятых кадров, я к своему сожалению выяснил, у меня есть всего лишь пара фотографий нашего гида.

По переписке Мами казался очень терпеливым человеком. Он внимательно читал все наши «хотелки», дипломатично высказывал свое мнение, хотя в душе, наверное, костерил 🙂 «этих туристов» (имею в виду нас) на чем свет стоит из-за непомерных желаний и непонимания мадагаскарской действительности. После очного знакомства с ним к терпеливости я бы добавил позитивность, открытость, общительность и скромность.

Еще он оказался хорошим, уравновешенным водителем, что было немаловажно. Сложным наш маршрут назвать, наверное, нельзя, все-таки мы посещали довольно известные и популярные места, но путь проделали очень длинный. В дороге мы провели много времени, и если нам удавалось вздремнуть часок-другой во время длинных переездов, то у Мами такой возможности не было. Все время нужно было следить, чтобы в многочисленных ямах не потерять различные детали подвески автомобиля. Правда, во время наших прогулок по паркам он мог спокойно выспаться и набраться сил 🙂.

Чтобы скоротать время в пути, мы старались все время общаться с Мами. Сначала на различные бытовые темы, затем переключились на внутреннюю политику. Выяснилось, что вскоре после нашего визита на Мадагаскаре должны были состояться выборы. А перед выборами у них всегда что-нибудь случается. Как в той пословице, «то понос, то золотуха». Но в этот раз случилась чума. Из беседы выяснилось, что столь пристальное внимание к разного рода проблемам в период выборов направлено на получение финансирования от разных международных институтов. Новые выборы – новые проблемы. Вдруг, если скажешь, что в прошлый раз на решение вопросов финансовых ресурсов оказалось мало, то в этот раз на те же проблемы денег не дадут. Вот и приходится раздувать нового «слона». Поэтому, возможно, что с темой «чумы» мы попали в какую-то информационную кампанию, сами того не подозревая.

Чтобы обогатить наше общение, мы решили подучить малагасийский и в свою очередь научить Мами некоторым словам, а может быть, и целым фразам на русском. Но не подумайте, что мы решили преподать ему пару уроков по нецензурной брани. Мы были не первыми русскоговорящими туристами у него, поэтому с обсценной лексикой, с его слов, он уже был знаком. Нет, речь шла о создании простенького малагасийко-русского дорожного словаря, то есть словаря, рожденного в дороге. При этом английский язык выступал в качестве связующей нити, позволявшей считать значения слов корректными. Можно посмеяться, зачем в век высоких технологий использовать столь сложный и громоздкий способ изучения, ведь есть интернет, смартфоны, различные лингвистические приложения. Но, во-первых, это немного забавно, во-вторых, совместный интерес сплачивает коллектив, появляется пусть и эфемерная, но общая цель. В-третьих, во время нашего автомобильного путешествия интернета не было. Можно продолжить и в-четвертых, и в-пятых и т.д.

Конечно, это было весело, Мами нас понимал и снисходительно прощал многочисленные ошибки, приговаривая: «Ч(Ц)ара бе», – что можно перевести как «очень хорошо» или «отлично». Результатом этого обучения нам пару раз удалось воспользоваться во время посещения рынка уже на Носи-бе. Нам всегда удавалась начать диалог 🙂. Дальше возникали сложности. Местные жители, видимо, считали, что мы достаточно хорошо овладели малагасийским языком, поэтому отвечали довольно бодро, произнося много лишних и непонятных нам фраз. Затем, видя некоторое недоумение на моем лице и лице супруги, понимали, что переборщили, конфузились и переходили на французский, который мы не знали совсем. В конечном итоге при помощи языка жестов нам все-таки удавалось приобрести нужный нам товар 🙂. Мы собой гордились и надеялись, что вот в следующий раз мы их поразим своими знаниями. Только дома немного повторим уроки. В следующий раз история повторялась 🙂.

Продавщица зелени
Продавщица зелени

Гораздо лучше дело обстояло с будничными фразами, выражающими желание утолить жажду. Вечером после прогулки по парку бывало, придешь в бар, если таковой был при гостинице (чаще был просто холодильник), и на чистом малагасийском попросишь: «Мангацика лабера ра, азафади». Что в переводе на русский звучит как «два холодных пива, пожалуйста».

Мы пополнили свой словарный запас малагасийского языка числительными, это самые полезные слова после слов вежливости и приветствий. А как торговаться на рынке без числительных? Не на пальцах же. Но большинство выученных слов и фраз не имели на практике никакого применения, поскольку при составлении нашего разговорника мы, как тот акын, смотрели вокруг, и запоминали то, что видели. Например, глубокое синее море, когда ехали вдоль побережья. Ну и куда эту фразу можно вставить в бытовом разговоре на рынке. Но зато, сидя с бокалом вина или пива на балконе наших апартаментов на Носи-бе, глядя на это самое глубокое синее море, мы могли многозначительно произнести: «Лалина ранумасина манга-манга». «Рану» по-малагасийски вода, наряду с «лабера» – пиво самое полезное слово, учитывая тамошние климатические условия.

Зебу (это местная корова) по-малагасийски  будет «умби». Но в разговоре почему-то это произносилось как «умби-умби». А фраза «глупый зебу» звучала, как «умби-умби адала-дала». Эту словосочетание мы повторяли много раз, поскольку этих глупых животных на нашем пути было довольно много, и очень часто они перегораживали дорогу, уставившись в нас бессмысленным взглядом.

Молодой зебу
Молодой зебу

Мами научил нас выражать степень крайнего расстройства (раздражения) в вежливой форме. На слух это звучит примерно как: «ма-а-шуст», а по-малагасийски пишется «maha sosotra», если я ничего не перепутал. Во время прогулки по серым «цингам» в парке Анкарана мы удачно вставили это словечко, чем поразили местного гида, который потом долго рассказывал Мами об этом, поглядывая на нас с уважением так, как будто наш уровень владения малагасийским языком приблизился к уровню «абориген» 🙂.

Мами в свою очередь выучил несколько наших слов и выражений. Ему почему-то было чуть сложнее, чем нам, хотя он уже был знаком с русским языком. Наверное, дело в произношении некоторых звуков и их сочетаниях. Малагасийский язык в этом плане гораздо проще. А может быть все прозаичнее, большая часть уроков проходила во время движения, а ему надо было следить за дорогой, ведь Мами был нашим водителем. Нам обоим почему-то особенно запомнилось, как он произносил наше простое и банальное «молоко». В его произношении слышалось какое-то сладострастие, что ли. Наверное, это было от большого усердия, а может, он очень любил молоко.

Во время путешествия гид рассказывал нам о жизни в глубинке страны. Она, скажем прямо, очень незавидная и тяжелая. Подавляющее большинство малагасийцев очень бедны, и у детей, особенно в деревнях, нет даже карандашей и тетрадок, чтобы писать и рисовать. Поэтому если вдруг соберетесь на Мадагаскар, найдите возможность прихватить с собой десяток-другой наборов цветных карандашей и тетрадей. Маловероятно, что ситуация радикально изменилась в лучшую сторону за прошедшие четыре года. Это вряд ли увеличит или утяжелит ваш багаж, а дети вам будут очень благодарны.

Зная об этом, мы специально везли и тетрадки, и ручки, и наборы карандашей, и футболки, и т.д. А Мами помогал нам все это передать детям и взрослым, потому что в глубинке жители деревень стараются избегать белых туристов и, увидев, сразу отходят на почтительное расстояние, а иногда вообще убегают. Но об этом в я расскажу в другой части своего рассказа.

Так что Мами помог нам познакомиться с разными сторонами жизни на Мадагаскаре, которую мы вряд ли могли узнать, если бы путешествовали просто на арендованном автомобиле. Поэтому могу смело его рекомендовать, как уже однажды это сделал на Фейсбуке сразу после возвращения.

Продолжение рассказа

Предыдущая часть рассказа

Начало рассказа

#осеньосень 

#10лонгридов 

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию

Ваш ответ будет скрыт

Автор записи увидит Ваш IP адрес